Главная » Каталог статей » АКТУАЛЬНЫЕ ПРОБЛЕМЫ, СВЯЗАННЫЕ С ОГНЕСТРЕЛЬНЫМ ОРУЖИЕМ КАК ПРЕДМЕТОМ ПРЕСТУПЛЕНИЯ, ПРЕДУСМОТРЕННОГО Ч. 1 СТ. 222 УК РФ
АКТУАЛЬНЫЕ ПРОБЛЕМЫ, СВЯЗАННЫЕ С ОГНЕСТРЕЛЬНЫМ ОРУЖИЕМ КАК ПРЕДМЕТОМ ПРЕСТУПЛЕНИЯ, ПРЕДУСМОТРЕННОГО Ч. 1 СТ. 222 УК РФ

АКТУАЛЬНЫЕ ПРОБЛЕМЫ, СВЯЗАННЫЕ С ОГНЕСТРЕЛЬНЫМ ОРУЖИЕМ КАК ПРЕДМЕТОМ ПРЕСТУПЛЕНИЯ, ПРЕДУСМОТРЕННОГО Ч. 1 СТ. 222 УК РФ


Нижегородская академия МВД РФ

В настоящее время преступность в Российской Федерации остается на высоком уровне. Несмотря на оптимистические прогнозы, звучащие в СМИ, и данные официальной статистики на наших улицах гремят выстрелы и гибнут люди. Организованные преступные группировки, а также менее организованные представители уличной преступности для облегчения совершения своих преступлений, активно используют огнестрельное оружие: пистолеты, револьверы, в том числе самодельные, автоматическое оружие, снайперские винтовки, охотничьи ружья и их обрезы и т.д.

Для организации эффективного противодействия незаконному обороту оружия в УК РФ предусмотрен ряд статьей: 222, 223, 224, 225, 226; основной из которых является, конечно же, ст. 222 УК РФ "Незаконные приобретение, передача, сбыт, хранение, перевозка или ношение оружия, его основных частей, боеприпасов, взрывчатых веществ или взрывных устройств". Данная статья носит превентивный характер, и ее реализация призвана, если не исключить полностью, то значительно ограничить незаконный оборот оружия. Однако одной только воли законодателя недостаточно для того, чтобы реально влиять на процессы, происходящие в преступном мире.

Для эффективной реализации ст. 222 УК РФ необходима согласованная работа всех звеньев правоохранительной системы, четкая нормативная регламентация, а также единообразное толкование и применение уголовного закона.

Именно двоякость толкования закона, а также отсутствие единой правоприменительной практики по реализации ст. 222 УК РФ позволяет, казалось бы, в аналогичных случаях, которые приобретают массовый характер, по-разному квалифицировать деяния виновных лиц, позволяя им тем самым, если не избегать уголовного наказания, то отделываться менее строгим видом наказания. И это происходит несмотря на огромные и отчаянные усилия органов дознания и следствия.

Данная проблема практически не изучена, поскольку носит комплексный характер и находится на стыке, как минимум, двух наук: уголовного права и криминалистики. Для ее освещения необходимо обладать не только юридическими знаниями в области уголовного права, но и, кроме того, иметь довольно высокий уровень в сфере специальных знаний, в частности, в части судебной баллистики.

У ученых криминалистов есть несколько работ и учебных пособий, обозначающих данную тему косвенно, с технической точки зрения, т.е. с точки зрения проведения баллистической экспертизы и особенностей ее методики. Равно как и среди юристов, специалистов в области уголовного права есть работы, отражающие только одну, юридическую сторону данного явления. Поэтому необходимо объединить эти отраслевые знания в едином контексте, тем более, что в совокупности они составляют весьма актуальную проблему, представляющую не только научный, но и практический интерес.

Огнестрельное оружие (за исключением гражданского гладкоствольного оружия и его частей) и его основные части, как уже говорилось раннее, являются предметом преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 222 УК РФ. Для того чтобы включить в объем обвинения по конкретному делу огнестрельное оружие и его основные части, как предметы незаконного оборота, необходимо их признать таковыми. В ст. 1 ФЗ "Об оружии" дано определение огнестрельного оружия и его основных частей." Огнестрельное оружие - оружие, предназначенное для механического поражения цели на расстоянии снарядом, получающим направленное движение за счет энергии порохового или иного заряда; основные части огнестрельного оружия - ствол, затвор, барабан, рамка, ствольная коробка" .

Кроме того, в п. 3 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 12 марта 2003 г. "О судебной практике по делам о хищении, вымогательстве и незаконном обороте оружия, взрывчатых веществ и взрывных устройств", приводится перечень предметов, которые необходимо относить к огнестрельному оружию и его основным частям.

"Применительно к статьям 222-226 УК РФ под огнестрельным оружием следует понимать все виды боевого, служебного и гражданского оружия, в том числе изготовленные самодельным способом, конструктивно предназначенные для поражения цели на расстоянии снарядом, получающим направленное движение за счет энергии порохового или иного заряда. К ним относятся винтовки, карабины, пистолеты и револьверы, охотничьи и спортивные ружья, автоматы и пулеметы, минометы, гранатометы, артиллерийские орудия и авиационные пушки, а также иные виды огнестрельного оружия независимо от калибра.

Под основными частями огнестрельного оружия следует понимать ствол, затвор, барабан, ствольную коробку, ударно-спусковой и запирающий механизмы" . Однако одного только определения, приведенного в ФЗ "Об оружии" и перечня предметов, приведенных в п.3 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 12 марта 2003 г. "О судебной практике по делам о хищении, вымогательстве и незаконном обороте оружия, взрывчатых веществ и взрывных устройств", которые необходимо считать огнестрельным оружием, явно недостаточно, чтобы отнести конкретные предметы к категории огнестрельного оружия; даже если их назначение и свойства очевидны. На практике обычно назначается баллистическая экспертиза (исследование), на разрешение которой, как правило, ставятся следующие вопросы:

"1. Относится ли представленный предмет к огнестрельному оружию? Если да, то, к какому виду, образцу (модели)? "

Баллистическая экспертиза назначается во всех без исключения случаях, когда по делу имеются объекты, сходные с огнестрельным оружием и являющиеся им. Это происходит, несмотря на то, что в п.7 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 12 марта 2003 г. "О судебной практике по делам о хищении, вымогательстве и незаконном обороте оружия, взрывчатых веществ и взрывных устройств", прямо сказано: "В тех случаях, когда для решения вопроса о том, являются ли оружием, боеприпасами, взрывчатыми веществами или взрывными устройствами предметы, которые лицо незаконно носило, хранило, приобрело, изготовило, сбыло или похитило, требуются специальные познания, по делу необходимо проведение экспертизы."

Очевидно, что такими случаями являются все случаи, и уместно говорить, что отнесение любого объекта к огнестрельному оружию, как предмету преступления, предусмотренного ч.1 ст. 222 УК РФ происходит исключительно путем проведения баллистической экспертизы (исследования).

Такая баллистическая экспертиза проводится в экспертных учреждения системы МВД в соответствии с "Методикой установления принадлежности объекта к огнестрельному оружию", которая "утверждена Федеральным межведомственным координационно-методическим советом по проблемам экспертных исследований и рекомендована для использования в экспертных учреждения РФ".

Этой методикой должны также руководствоваться экспертные учреждения Министерства Юстиции (МЮ), т.к. она "утверждена Федеральным межведомственным координационно - методическим советом по проблемам экспертных исследований и рекомендована для использования в экспертных учреждения РФ".

Однако на практике это происходит не совсем так. Очевидно, что при производстве экспертиз по разным методикам не исключена возможность по одним и тем же объектам, особенно самодельного изготовления, получать диаметрально противоположные выводы. Конечно, найти случай из судебной практики, когда имели бы место два факта незаконного оборота абсолютно одинаковых экземпляров самодельного оружия, исследованных в экспертных учреждения разных ведомств (МЮ и МВД), с диаметрально противоположными выводами, очень сложно. Равно как и найти случай, при котором один и тот же экземпляр самодельного оружия был бы исследован сначала в экспертном учреждении одного ведомства, а затем другого.

Тем не менее, внимательно изучив материалы, имеющихся в распоряжении уголовных дел, можно однозначно утверждать, что методики экспертных учреждений различных ведомств в значительной мере не совпадают, если быть точнее, то экспертные учреждения МЮ признают в качестве огнестрельного оружия значительно более широкий круг объектов. Возможно, это обусловлено также и несовершенством методики, используемой экспертными учреждениями системы МВД.

Рассмотрим дело К.и Б. Из обвинительного заключения:

"Жители г. Саранска РМ Б.и К., являясь членами организованной преступной группировки г. Саранска, именуемой "Юго-Запад" близко знакомые в течение нескольких лет и имевшие между собой постоянные связи, при неустановленных обстоятельствах незаконно приобрели пригодное для стрельбы огнестрельное оружие: револьвер "Наган", пистолет "ТТ" и боеприпасы : 7 патронов калибра 7.62 мм. к револьверу "Наган" и 8 патронов к пистолету "ТТ", шесть патронов калибра 5.6 мм., а также самодельный револьвер, не являющийся огнестрельным оружием, но имеющий его основные части: ствол, рамку, барабан, ударно-спусковой и запирающий механизмы; и самодельный пистолет-пулемет, не являющийся огнестрельным оружием, но имеющий его основные части: ствол, затвор, рамку, ствольную коробку, ударно-спусковой и запирающий механизмы, которые стали хранить в неустановленном месте."

Из выводов заключения эксперта ЭКУ МВД РМ N 463 от 7.09.2002.:

"6. Револьвер, представленный на исследование ..., изготовлен самодельным способом и предназначен для стрельбы 5,6 мм патронами кольцевого воспламенения, имеет комплекс конструктивных признаков, свойственных огнестрельному оружию, но не обладает достаточной поражающей способностью, следовательно, огнестрельным оружием не является.

7. Пистолет-пулемет, представленный на исследование ..., изготовлен самодельным способом и предназначен для стрельбы 9 мм патронами для пистолета ПМ, имеет комплекс конструктивных признаков, свойственных огнестрельному оружию, но не обладает достаточной поражающей способностью, следовательно, огнестрельным оружием не является."

Из обвинительного заключения:

"6 сентября 2002 г. Б. и К.извлекли указанное огнестрельное оружие, его основные части и боеприпасы из места их хранения. Б. поместил револьвер "Наган", являющийся огнестрельным оружием, снаряженный 7-ю патронами калибра 7.62 мм за пояс джинсовых брюк. Самодельный револьвер и самодельный пистолет-пулемет, не являющийся огнестрельным оружием, а также 6 патронов калибра 5.6 мм., К.и Б. положили в полиэтиленовый пакет, который взял в руки Б.. К. поместил пистолет "ТТ", являющийся огнестрельным оружием, снаряженный 8-ю патронами калибра 7.62 мм. за пояс брюк под рубашку. Примерно в 10 ч. 40 мин. того же дня в районе спортивной базы "Спартак", расположенной в лесном массиве Юго-западного района г.Саранска, Б.и К. были задержаны сотрудниками УФСБ РФ по РМ. При задержании они пытались скрыться от преследования оперативных сотрудников УФСБ РФ по РМ и избавиться от находящихся при них огнестрельного оружия основных частей огнестрельного оружия и боеприпасов..."

Исходя из отличий, имеющихся в методике проведения криминалистической экспертизы, проводимой в разных ведомствах, можно с большей долей уверенности предположить, что самодельные пистолет-пулемет и револьвер по делу К.и Б. были бы признаны огнестрельным оружием, если бы экспертиза проводилась в ЛСЭ при МЮ.

Более того, даже в рамках той методики, согласно которой они были исследованы, была возможность признать их огнестрельным оружием. В частности, при проведении экспериментальной стрельбы из пистолета-пулемета были использованы патроны штатные к ПМ (начальная скорость при стрельбе из ПМ - 315 м/с), результаты которой не дали положительного результата, т.к. не была достигнута нужная скорость полета снаряда, а значит и достаточная поражающая способность. После этого этапа необходимо было использовать более мощные 9 мм. патроны, штатные к пистолету конструкции Макарова модернизированному - ПММ (начальная скорость при стрельбе из ПММ - 420 м/с). Их применение могло бы конечно привести к разрушению конструкции исследуемого пистолета-пулемета. Однако для наличия такого необходимого признака как надежность, обязательного для огнестрельного оружия, достаточно было бы произвести всего более одного выстрела, т.е. хотя бы два.

Аналогичным образом обстояло бы дело и с самодельным револьвером. Дело в том, что есть множество разновидностей 5,6 мм. - х спортивно-охотничьих патронов , в том числе и различной навеской пороха. Естественно, что использование более мощных патронов могло бы привести к достижению нужного значения начальной скорости, а значит и поражающей способности. Формально эксперт, проводивший эту экспертизу, выполнил все в соответствии с методикой, тем не менее, наличие таких субъективных моментов в ней в некоторых случаях позволяет делать ошибочные выводы, в последующем влияющие на квалификацию преступления и определение объема обвинения.

Подытоживая вышесказанное, можно сделать однозначный и очевидный вывод. При проведении экспертиз, объектами которых являются экземпляры самодельного оружия (с признаками огнестрельного) на формулирование вывода влияет не только выбор ведомственного экспертного учреждения, но и субъективное мнение конкретного эксперта, несмотря на жесткую детальную регламентацию последовательности его действий.

При экспертном исследовании образцов огнестрельного оружия промышленного изготовления принципиальных разногласий и проблем не возникает и экспертные учреждения МВД и МЮ приходят практически к одинаковым выводам.

Есть еще ряд нюансов, связанных с огнестрельным оружием, а если быть точнее его основными частями. Перечень объектов, которые относят к основным частям огнестрельного оружия, был приведен в начале настоящей главы согласно ст. 1 ФЗ "Об оружии" и п. 3 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 12 марта 2003 г. "О судебной практике по делам о хищении, вымогательстве и незаконном обороте оружия, взрывчатых веществ и взрывных устройств".

В отличие от вопросов, связанных с отнесением объектов к огнестрельному оружию, отнесение объектов к основным частям огнестрельного оружия не входит в задачу "Методики установления принадлежности объекта к огнестрельному оружию". Следовательно, отнесение объектов в качестве основных частей огнестрельного оружию как предметов преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 222 УК РФ происходит иным способом. А именно:

* сначала также проводится баллистическая экспертиза, на разрешение которой ставятся, как правило, следующие вопросы: "К какому виду, образцу

(модели) оружия принадлежат представленные детали (части)?"

* затем на основании выводов заключения эксперта, следователь (дознаватель или суд) самостоятельно определяет исследуемые предметы как основные части огнестрельного оружия, ссылаясь на п. 3 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 12 марта 2003 г. "О судебной практике по делам о хищении, вымогательстве и незаконном обороте оружия, взрывчатых веществ и взрывных устройств", и прибегая, если необходимо, к дополнительным следственным действия (допрос эксперта и т.д.).

Вернемся к делу К.и Б.. Из продолжения обвинительного заключения: "Таким образом, К. обвиняется в незаконных приобретении, хранении и ношении огнестрельного оружия, его основных частей и боеприпасов организованной группой, т.е. в совершении преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 222 УК РФ. Б. обвиняется в незаконных приобретении, хранении и ношении огнестрельного оружия, его основных частей и боеприпасов организованной группой, т.е. в совершении преступления, предусмотренного ч.3 ст. 222 УК РФ".

Сложившаяся практика при рассмотрении вопросов, связанных с основными частями огнестрельного оружия выработала следующие положения:

* ствол, затвор, барабан, рамка, ствольная коробка, ударно-спусковой и запирающий механизмы самодельного оружия (с признаками огнестрельного оружия), которое пригодно для стрельбы, но не обладают достаточной поражающей способностью, не относятся к основным частям огнестрельного оружия.

* ствол, затвор, барабан, рамка, ствольная коробка, ударно-спусковой и запирающий механизмы самодельного оружия (с признаками огнестрельного оружия), которое непригодно для стрельбы, не относятся к основным частям огнестрельного оружия.

(Комментарий от нас: в силу того, что БЛАНК/ЗАГОТОВКА НАРЕЗНОГО СТВОЛА  хоть и имеет один формальный признак основной части огнестрельного оружия (ствола) - нарезы, но не имеет главного признака - патронника, соотвественно, произвести выстрел из него не представляется возможным, заготовка не имеет идентификационных признаков, позволяющих отнести его к основной части оружия)

Исключением является любой из указанных предметов промышленного изготовления, используемый в конструкции самодельного экземпляра оружия, если в данный предмет не внесены конструктивные изменения. Например, барабан от револьвера "Наган" будет основной частью огнестрельного оружия, если он является составной частью конструкции самодельного револьвера.

Дело К. и Б. в этом плане не создало новых прецедентов. Из приговора суда:

" ... Государственный обвинитель с учетом пояснений в зале суда эксперта - баллиста исключил из объема обвинения подсудимого Б. факт незаконного приобретения и ношения им основных частей огнестрельного оружия, а именно: самодельный пистолет-пулемет и самодельный револьвер, поскольку в своем комплексе составные части указанного оружия не обладают достаточной поражающей способностью, что и установлено заключением эксперта..."

Среди самодельного огнестрельного оружия особняком стоят обрезы гладкоствольных охотничьих ружей и винтовок (карабинов). Обрезом считается экземпляр оружия промышленного изготовления, полученный путем укорачивания ствола до остаточной длины не более 50 см. и укорачивания ложа. Все такие обрезы, независимо от того пригодны ли они к стрельбе или нет, относятся к категории огнестрельного оружия.

Рассмотрим дело И.. Из постановления об отказе в возбуждении уголовного дела:

"20.06.2002 г. в УБОП КМ МВД РМ обратился гр. И., который пожелал добровольно выдать сотрудникам милиции незаконно хранящиеся у него оружие и боеприпасы.

В ходе проведенной проверки установлено, что в августе 2001 г. в дом к И. по адресу: г. Саранск ... пришел раннее знакомый ему К.. К. принес с собой полиэтиленовый пакет, в котором находились обрез винтовки, две гранаты и 37 патронов. К. попросил И. некоторое время похранить пакет в доме последнего и пообещал позже забрать пакет. О содержимом пакета К. И-у. ничего не говорил и содержимое пакета И. - у не показывал. 20.06.2002 г. И. при производстве уборки обнаружил пакет К.. Открыв пакет, И. обнаружил в нем обрез винтовки, две гранаты и 37 патронов. После этого И., имея реальную возможность для продолжения незаконного хранения оружия и боеприпасов, добровольно решил сдать обнаруженное оружие в милицию...

Согласно заключения баллистической экспертизы обрез винтовки является огнестрельным оружием..."

Из вывода справки эксперта ЭКУ МВД РМ N 897 от 30.06.2002 г.:

" Обрез одноствольного карабина общей длиной 492 мм., с номерами на ствольной коробке - "... ", на спусковом крючке - " ... ", добровольно выданный гр.И. 20.06.02 г. изготовлен из огнестрельного одноствольного карабина 28 калибра типа системы "Арисака" заводского производства путем самодельного укорачивания ствола и ложа.

Данный обрез карабина на момент исследования для стрельбы не пригоден из-за отсутствия курка и бойка и является огнестрельным оружием".

В данном случае возникает проблема с дифференциацией предмета преступления: непригодный для стрельбы обрез, будет, является огнестрельным оружием, даже если в нем будет отсутствовать несколько частей; одновременно его части: ствол, ствольная коробка, затвор, запирающий и ударно-спусковой механизмы, будут являться согласно п. 3 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 12 марта 2003 г. "О судебной практике по делам о хищении, вымогательстве и незаконном обороте оружия, взрывчатых веществ и взрывных устройств" основными частями огнестрельного оружия.

Интересна для рассмотрения типовая ситуация, когда объектом исследования будет предмет самодельного изготовления с признаками огнестрельного оружия, непригодный для стрельбы, но содержащий в своей конструкции комплектующую деталь огнестрельного оружия промышленного изготовления, например магазин или целик от ПМ.

"Под комплектующими деталями огнестрельного оружия, применительно к статьям 223 и 226 УК РФ, следует понимать как основные части огнестрельного оружия, так и иные детали конструктивно предназначенные обеспечивать нормальное функционирование конкретного образца огнестрельного оружия (станины, прицелы и т.п.)"

Кроме того, согласно п. 12 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 12 марта 2003 г." О судебной практике по делам о хищении, вымогательстве и незаконном обороте оружия, взрывчатых веществ и взрывных устройств", сказано:

"Ответственность по статьям 222, 226 УК РФ наступает за незаконный оборот, хищение либо вымогательство не только годного к функциональному использованию, но и неисправного либо учебного оружия, если оно содержало пригодные для использования комплектующие детали или если лицо имело цель привести его в пригодное состояние и совершило какие-либо действия по реализации этого намерения."

Очевидно, что по смыслу вышеуказанных комментариев, содержащихся в п. 3 и п. 12 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 12 марта 2003 г. "О судебной практике по делам о хищении, вымогательстве и незаконном обороте оружия, взрывчатых веществ и взрывных устройств", предмет самодельного изготовления с признаками огнестрельного оружия, непригодный для стрельбы, но содержащий в своей конструкции комплектующую деталь огнестрельного оружия промышленного изготовления, необходимо будет признавать оружием, несмотря на то, что оно не будет таковым, и, следовательно, предметом преступления, предусмотренного частью ч. 1 ст. 222 УК РФ.

Чтобы было более понятно - простой пример. За любую самодельную заготовку огнестрельного оружия с целиком от ПМ будет наступать уголовная ответственность. При этом за целик от ПМ, как комплектующую деталь огнестрельного оружия, обособленно, уголовная ответственность не предусмотрена, т.к комплектующие детали не

являются предметом преступления, предусмотренного ст. 222 УК РФ.

Данный парадокс вытекает из толкования понятия "оружия" в п. 12 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 12 марта 2003 г. "О судебной практике по делам о хищении, вымогательстве и незаконном обороте оружия, взрывчатых веществ и взрывных устройств", Если в данное понятие не включать "оружие самодельного изготовления", то все становится на свои места.

Сложность для квалификации создает и положение, содержащееся в п. 11 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 12 марта 2003 г. "О судебной практике по делам о хищении, вымогательстве и незаконном обороте оружия, взрывчатых веществ и взрывных устройств", в котором сказано: "Как оконченное преступление по ст. 222 УК РФ надлежит квалифицировать незаконные приобретение, передачу, сбыт, хранение, перевозку или ношение одной или нескольких частей огнестрельного оружия."

Как уже указывалось ранее, к основным частям огнестрельного оружия относят: ствол, затвор, барабан, рамку, ствольную коробку, ударно-спусковой и запирающий механизмы. Если первые пять основных частей относительно самостоятельные и монолитные конструктивные элементы, то ударно-спусковой механизм и запирающий механизм в качестве самостоятельных монолитных конструктивных элементов практически не встречаются.

Дело в том, что любой ударно-спусковой механизм, даже самый простой и примитивный, состоит из целого комплекса составляющих деталей. В частности ударно-спусковой механизм пистолета конструкции Макарова включает в себя: курок, шептало с пружиной, спусковую тягу с рычагом взвода, спусковой крючок, боевую пружину, некоторые сюда относят и задвижку боевой пружины. Непонятно, будет ли наступать уголовная ответственность за незаконный оборот одной или нескольких, но не всех составляющих деталей ударно-спускового механизма.

Что касается запирающего механизма, то в "ПМ" запирание осуществляется массой свободного затвора, в "ТТ" - качанием ствола в вертикальной плоскости, в автоматах семейства АКМ - поворотом затвора, в гладкоствольных охотничьих ружьях - подствольными крюками и специальным болтом. Запирающий механизм не только не встречается в качестве отдельной самостоятельной детали, но и, как правило, функции запирания выполняют "попутно" многофункциональные части, которые уже сами по себе являются основными частями (затвор). Конечно, если специально искать, то можно найти экзотические примеры с устройством запирающего механизма в качестве монолитной самостоятельной части. В частности, у дульнозарядного огнестрельного оружия функции запирания выполняет заглушка, расположенная со стороны казенной части ствола. Так за незаконный оборот отдельно взятой заглушки кремневого кавалерийского штуцера калибра 6.5 линий образца 1839 г. можно будет привлечь к уголовной ответственности.

Указанные выше аргументы, все больше, приводят к мысли о надуманности положения п. 3 и п.11 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 12 марта 2003 г. " О судебной практике по делам о хищении, вымогательстве и незаконном обороте оружия, взрывчатых веществ и взрывных устройств" касательно ударно-спускового и запирающего механизмов.

Таким образом, можно подвести краткие итоги по актуальным проблемам, связанным с огнестрельным оружием и его основными частями. Тезисно можно выделить следующие проблемы:

* наличие межведомственных разногласий в проведении баллистической экспертизы между МВД и МЮ, приводящих к диаметрально противоположным выводам при отнесении объектов к огнестрельному оружию;

* наличие субъективных моментов в "Методике установления принадлежности объекта к огнестрельному оружию" влияющих на формирование выводов заключения эксперта;

* отсутствие четкой унифицированной процедуры (порядка) отнесения предметов к основным частям и комплектующим деталям огнестрельного оружия;

* непродуманность и неясность изложения некоторых положений Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 12 марта 2003 г. "О судебной практике по делам о хищении, вымогательстве и незаконном обороте оружия, взрывчатых веществ и взрывных устройств", не позволяющие их однозначно толковать и применять.

Вышеуказанные проблемы являются серьезным препятствием к практической реализации ст. 222 УК РФ и ряда других статей. Ведь при квалификации преступления, предусмотренного ст. 222 УК РФ, внимание в первую очередь обращается на предмет преступления, а указанные выше нюансы позволяют в аналогичных ситуациях как отнести конкретные объекты к категории огнестрельного оружия или его основных частей, так и не относить.

Для устранения указанных выше проблем необходимо принять нижеследующие меры:

* разработать, принять и утвердить детально регламентированную, максимально исключающую субъективность, единую, межведомственную методику производства баллистической экспертизы, на разрешение которой вынести как вопросы отнесения объектов к огнестрельному оружию, так и вопросы отнесения объектов к основным частям огнестрельного оружия и комплектующим деталям;

* обязать экспертные учреждения МЮ и МВД проводить экспертизы исключительно по одинаковой методике;

* положения п.3 п. 11 п. 13 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 12 марта 2003 г. " О судебной практике по делам о хищении, вымогательстве и незаконном обороте оружия, взрывчатых веществ и взрывных устройств" изменить и дополнить, исключив из них формулировки, допускающие двоякость толкования и расширения предмета преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 222 УК РФ.

***

Литература

1. Федеральный закон РФ "Об оружии" от 13 ноября 1996 года. - М., 2002. - С. 3.

2. Бюллетень Верховного Суда РФ. 2004. - N 5. - С. 2-3.

3. Экспертизы выполняемые в экспертно-криминалистическом управлении МВД РМ. - Саранск, 2003. - С. 9.

4. Бюллетень Верховного Суда РФ. 2004. - N 5. - С. 3.

5. Кравченко В.П. Методика установления принадлежности объекта к огнестрельному оружию. - М., 2005. - С. 1.

6. Дело N 24750 Октябрьского районного суда г. Саранска.

7. Дело N 1-357/2002 Ленинского районного суда г. Саранска.

8. Дело N 2-46/2002 Верховного суда Республики Мордовия.

9. Дело N 1-328/2002 Ленинского районного суда г. Саранска.

10. Дело N 1-357/2002 Ленинского районного суда г. Саранска. - Т. 2. - С. 181.

11. Экспертизы выполняемые в экспертно-криминалистическом управлении МВД РМ. - Саранск, 1998. - С. 9.

12. Дело N 1-357/2002 Ленинского районного суда г. Саранска. - Т. 2. - С. 182.

13. Материал проверки N 1618. Архив ОВД Октябрьского района г. Саранска. - 2002. - С. 1.

14. Бюллетень Верховного Суда РФ. 2004. - N 5. - С. 3.

15. Бюллетень Верховного Суда РФ. 2002. - N 5. - С. 4.

 

Источник тут 

Предлагаем Вашему вниманию бланки ствольных заготовок уровня MATCH GRADE от ведущего производителя биатлонных винтовок мира - Компании Аншютц.
21.11.2016
Теперь очень просто пересчитать граны в граммы, футы в метры, а фунты в килограммы! Просто выберите необходимую Вам конвертацию и внесите значение в поле. Результут появится автоматически.
03.09.2013
Теперь мы также принимаем заказы на выполнение токарных работ практически любой сложности. Обработка бланков быстро и качественно.
19.01.2013
В соответствии с решениями Верховного суда РФ (дело № АКПИ12-1427 от 6 декабря 2012 и дело № АКПИ12-1428 от 27 ноября 2012) лицам, владеющим огнестрельным оружием, при продлении срока действия разрешения на хранение и ношение огнестрельного оружия предоставлять в органы внутренних дел справку о прохождении подготовки и приобретении навыков безопасного обращения с оружием не требуется!
04.02.2013
Стоимость выстрела из пневматического оружия гораздо ниже, чем из огнестрельного. А удовольствие от тихого и легкого выстрела – не меньше, чем от громкого и сногсшибательного.
21.01.2013
Процесс изготовления винтовочных стволов или Почему высокоточные винтовки такие точные. Подробное описание работ по изготовлению высокоточного винтовочного ствола.
23.12.2014
Регулирование оборота гражданского оружия в мире. Обобщенная справка по основным странам мира.
12.02.2014
Рекомендуем к прочтению! Статья - «Обкатка» ствола нарезного оружия. Рекомендации по правильной "обкатке" нового нарезного ствола для лучшей точности боя.
04.02.2014
Установленная криминалистическая методика, согласно которой эксперты относят устройство к предмету по ст. 222 Уголовного Кодекса РФ
06.02.2013